Маргарита Симоньян (m_simonyan) wrote,
Маргарита Симоньян
m_simonyan

Category:

Я познакомилась с Ассанжем лет восемь назад.

Он тогда жил в домике своего приятеля в кукольной деревеньке под Лондоном, с браслетом на ноге.

Говорить о чем-либо, кроме погоды, ни в одном помещении, где есть стены, Ассанж не соглашался. Тогда мне казалось - перебарщивает. Многим тогда так казалось.

Но он настаивал, и мы, бросив дома свои телефоны, гуляли по лесу - такому чистенькому, что казалось, подслушивающие устройства могли быть и тут. Ассанж рассказывал, как устроен мир - точнее, как устроено всемирное лицемерие. Задолго до того, как все мы начали что-то подозревать, он об'яснял, что гугл и прочие твиттеры в этом мире есть для того, чтобы а) за всеми следить б) управлять настроениями толпы.

Что большой брат из самых чудовищных антиутопий - вот он, уже пришел, каждый день с нами рядом, у нас в кармане, а мы радуемся, что он сделал нашу жизнь такой удобной и интересной.

Мы договорились, что Ассанж будет вести авторское шоу у нас на РТ. И он успел сделать несколько блистательных выпусков. Сегодня мы их повторим.

Понимая, что всемирное лицемерие найдет, за что его стреножить или даже убить, Ассанж нашел убежище в эквадорском посольстве.

Надо было, конечно, в нашем. Надо было. Жил бы сейчас, как Сноуден - ездил бы в Сочи, свободно общался, с кем хочет. Я бы его научила раков варить. Но он не советовался. А вытащить его из эквадорского посольства было уже невозможно - взяли бы сразу. Как и взяли сегодня.

Почти семь лет он провел в этом посольстве - без солнечного света, прогулок и нормального общения. Последнее время - еще и без интернета и посетителей.

Несколько раз я приезжала к нему в посольство. Это просто квартира напротив шумного знаменитого лондонского Хэрродса. Днем и ночью окруженная бравыми полицейскими.

Там говорить открыто уже было нельзя, но все-таки мы говорили о жизни, о мире и о его судьбе.

- Зачем тебе это нужно? - спросила я. - Ты же принес свою жизнь на алтарь, ради чего?

- Просто я ненавижу врать. И ненавижу, когда врут мне, - сказал Ассанж.

Что его ждет теперь? Десятилетия в тюрьмах? Смертная казнь в одном из Штатов всемирного светоча демократии?

Он был готов ко всему.

Сегодня всемирное лицемерие победило.

Subscribe

  • (no subject)

    Почти все про нас с Тиграном правда вот тут у Венедиктова. Кроме того, что я плакала, когда Мишу 'сняли'. Я не буду плакать, даже если меня саму…

  • БАЧИШЬ, КУМА, ЦЕ НИГР!

    Кубань – это край особой судьбы, это наша Сицилия, это наш Техас… из телерепортажа Алексея Пивоварова Была типичная на Кубани поздняя осень.…

  • Крысы

    Это был сногсшибательный май. Впрочем, как любой другой май в моем городе. — Зинаида, трам-тарарам! — кричал мой отец на весь двор, то влетая, то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments

  • (no subject)

    Почти все про нас с Тиграном правда вот тут у Венедиктова. Кроме того, что я плакала, когда Мишу 'сняли'. Я не буду плакать, даже если меня саму…

  • БАЧИШЬ, КУМА, ЦЕ НИГР!

    Кубань – это край особой судьбы, это наша Сицилия, это наш Техас… из телерепортажа Алексея Пивоварова Была типичная на Кубани поздняя осень.…

  • Крысы

    Это был сногсшибательный май. Впрочем, как любой другой май в моем городе. — Зинаида, трам-тарарам! — кричал мой отец на весь двор, то влетая, то…