Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

(no subject)

Немецкий журналист написал, что, как оказалось, русские - тоже люди, и это неожиданно.

Мой дед не удивился бы, что немецкий журналист, его редакторы, руководство, позволившее такую публикацию, а также солидарные с журналистом читатели - самые настоящие нацисты.

Замените слово 'русские' на слово 'евреи' и попробуйте опубликовать это в Европе.

Дед бы мой не удивился, а я вот удивилась. Но, может, уже пора перестать удивляться

О наболевшем

Совсем не хотела ничего писать про эту злосчастную техническую запись интервью Медведева, но придется. Поскольку вокруг меня, кажется, не осталось ни одного человека, который способен разговаривать со мной о чем-либо другом. И еще поскольку некоторые люди обнаруживают поразительную неосведомленность. Впрочем, в последнем мы сами виноваты – мы же не оправдывались все эти дни, вот и оказались крайними.
 
Когда журналист Дождя спрашивает губернатора Белых «Как может государственный канал выложить такую запись, НЕ ОТСМОТРЕВ ЕЕ», - я понимаю, что он никакой не журналист. Ибо все журналисты знают или имеют возможность проверить, что это был ПРЯМОЙ ЭФИР, и уж тем более знают, что отсмотреть прямой эфир заранее – это новое слово в мировом телевещании, нам не известное.
 
Когда Маша Гессен пишет в уважаемом англоязычным издании, что эту запись мы планировали показать только иностранцам, я понимаю, что Маша Гессен не потрудилась провести элементарный поверхностный ресерч перед написанием статьи, и поэтому не знает, что это вышло на нашей русскоязычной странице в ютюбе и ТОЛЬКО на ней.
 
Когда кое-кто из моих знакомых на полном серьезе спрашивает меня: «Ну, скажи честно, это же спланировано было?» - мне хочется улететь в космос – может, хотя бы в космосе люди вообще в своем уме.
 
Когда значительный, известный и уважаемый человек говорит мне, что вчера был вынужден «отбивать» меня от других значительных, известных и уважаемых людей, которые убеждали его, что я – сотрудница спецслужб и являюсь частью заговора по столкновению властных элит, и эта утечка – только часть реализации этого заговора, мне даже не смешно.  
 
Поэтому позвольте несколько тезисов по поводу этой записи.
 
А) Это не была трансляция РТ. Наших операторов, режиссеров и пр. не было в радиусе километра от этой студии. Это была трансляция других каналов, которую мы, как и все другие, получали от них по пулу. Не хочу ни в кого тыкать пальцем, обвинять конкретные каналы и выяснять отношения с коллегами. Я просто была бы благодарна, если бы меня прекратили спрашивать: «Почему вы не выключили камеру?» Там НЕ БЫЛО наших камер.
 
Б) Это был прямой эфир. Мы не выкладывали эту запись, она уходила через нас на наш канал в ютюбе, с нашим логотипом в реальном времени и в том виде, в котором мы ее получали по пулу.
 
В) Когда наши ребята увидели, что официальное интервью закончилось, а трансляцию никто из тех, кто ее передавал, не собирается вырубать, они попытались отключить ее у нас на ютюбе.  Но не смогли.  Потому что ютюб – не наш сайт, и вырубить оттуда уже заведенный сигнал мгновенно невозможно.  Почему невозможно и как сделать так, чтобы было возможно, мы пока не знаем и направили в ютюб официальный запрос.
 
Г) Даже если бы отключить трансляцию на ютюбе было возможно сразу, все равно сохранялся риск того, что редактор этого просто не сделает, пока ему не позвоню, к примеру, я. То есть через опять-таки искомые пару минут. Ибо редактор понятия не имеет  - «неофициальная часть», которая почему-то продолжает раздаваться в сигнале всем участникам пула – она реально не предназначена для чужих ушей или это такая задумка организаторов и сейчас будет сюрприз.  «Ну, раз нам продолжают это раздавать, значит, возможно, там готовится какой-то неформальный сюрприз, ведь иначе сигнал бы давно отрубили», - размышляет редактор, и он прав. Ибо так бывало. А вот так, чтобы неофициальная часть предназначена к эфиру не была, но при этом продолжала раздаваться – как раз такого на моей памяти не было.
 
Д) Я сожалею о том, что не предназначенное для чужих ушей попало в открытый доступ в том числе с нашим логотипом (кстати, ту же «техническую часть» пулом раздавал и Рейтер, о чем почему-то никто не вспоминает). Мы больше не будем передавать организованные не нами самими прямые трансляции в ютюб. Ибо рассчитывать нужно только на себя и на своих сотрудников. По крайней мере, знаешь, с кого спросить.
 
Спасибо за внимание.  

продолжение истории с Натальей Архипцевой

 Наталья чувствует себя неплохо, звучит бодро. Дает много интервью – сюжеты будут сегодня на всех больших каналах. Уже начинает потихоньку ходить. Мне с утра звонят самые разные облеченные властью люди (последним на эту минуту звонил сенатор Торшин), обещают взять дело на контроль. Дознаватель, тем временем, три дня не отвечал на звонки Натальи, потом ответил, но был очень груб и сильно нервничал.

Хочу развеять теорию о том, что об истории с Натальей неделю молчали, потому что хотели не привлекать внимания или что-то не могли решить. Это полный бред. К сожалению, мы тупо не знали о том, что произошло – ни я, ни мои замы, ни служба безопасности, никто из руководителей канала. На RT работает больше двух тысяч человек. Наталья трудится в отделе перегонов дирекции информационного вещания – это довольно закрытый отдел, там немного человек, у них собственный график, отличный от остальных, и находятся они не в общем ньюсруме, а в своей отдельной комнате на другом этаже. Наталья, когда все произошло, совершенно правильно поставила в известность начальника своего отдела. А вот он больше никому ничего не сказал. Вообще никому. Я говорила с ним сегодня, но так и не поняла, почему он не сообщил своему непосредственному начальнику или мне, как это положено делать, когда происходит ЧП, и как у нас всегда и бывало. Вот, собственно, поэтому мы и узнали обо всем только вчера после публикации в блоге Божены. Конечно, позвонили сразу Наталье, все выяснили, разослали пресс-релиз, стали давать комментарии, звонить людям, которые могут помочь и т.п. Но мне неприятно думать о том, что должна была чувствовать Наталья, лежа в больнице неделю одна, без помощи и участия канала.

«Прадо-кафе» отказалось прокомментировать нам ситуацию. Наши юристы поехали к Наталье помогать ей готовить иск к ресторану. Я там была пару раз, но больше никогда не пойду. И другим не советую.

Вообще это все более, чем отвратительно. Наталья работает на RT, мы большой канал, и у нас есть возможность обращаться за помощью к высокопоставленным людям. А если бы была просто студентка? Когда я была просто студенткой, мне прострелили из воздушки щеку. Я шла по улице, вдруг почувствовала, как будто камень бросили в спину. Потом второй. Обернулась – камень как будто прилип к лицу. Схватилась за лицо – вся рука в крови. Железная пуля застряла в щеке. На улице никого не было – кто-то с балкона, очевидно, стрелял. И что? Дядя-милиционер пришел через месяц просить меня забрать заявление, потому что у него «висяк». Хотя список подозреваемых ограничивался жителями домов на этой небольшой улочке провинциального города. Шрам на щеке остался на всю жизнь. А могли бы и в глаз попасть. Как и Наталье – могли бы кость раздробить или артерию. Впрочем, у меня есть все основания думать, что в Натальином случае даже десять племянников десяти вице-губернаторов не смогут спустить это дело на тормозах.